Главная » Экономика » Суд ЕС не стал считать семейные связи достаточным основанием для санкций

Суд ЕС не стал считать семейные связи достаточным основанием для санкций

Суд ЕС постановил, что семейной связи недостаточно, чтобы вводить санкции против родственника российского бизнесмена, находящегося под блокировкой. Решение будет важным для тех, кто включен в санкции по критерию ассоциированности

Европейский суд общей юрисдикции 29 ноября аннулировал санкции, введенные 9 марта 2022 года Советом ЕС против Александра Пумпянского — сына бывшего владельца Трубной металлургической компании (ТМК) Дмитрия Пумпянского. РБК разобрался, почему решение суда по Александру Пумпянскому важно для оспаривания ограничительных мер ЕС другими родственниками подсанкционных бизнесменов.

Два критерия для санкций

Суд постановил, что изначальным основанием для включения Александра Пумпянского в санкционный список был тот факт, что он возглавлял совет директоров группы «Синара», а также то, что он является сыном Дмитрия Пумпянского — на тот момент председателя совета директоров ТМК. Поскольку в марте 2022 года Александр Пумпянский вышел из советов директоров ТМК и «Синары» и перестал быть бенефициаром группы «Синара» (как объявляли эти компании), основания для поддержания его в санкционном списке прекратились, рассудили судьи.

rbc.group

«Совет ЕС не может полагаться на бывшие функции заявителя для демонстрации того, что условия для применения критерия (f) удовлетворены», — говорится в решении суда. Критерий (f) предусматривал, что санкции против Александра Пумпянского введены, потому что он «поддерживает» правительство России, поскольку «Синара» и ТМК «сотрудничают» с российскими властями и госпредприятиями.

rbc.group

Технически суд оставил в силе решение Совета ЕС от 9 марта 2022 года, поскольку на момент его принятия оно было обосновано связями Пумпянских с ТМК и «Синарой». Суд отменил последующие решения о продлении ограничительных мер в отношении Александра Пумпянского, в том числе принимавшиеся с поправками в формулировки, объясняющие сохранение санкций, отмечает партнер практики комплаенса и санкционного права BGP Litigation Сергей Гландин.

При этом Дмитрий Пумпянский тоже оспаривал европейские санкции в суде, но в сентябре 2023 года суд ЕС отклонил его жалобу, приняв в некотором роде противоположную позицию: факт отставки Пумпянского-старшего с постов председателя совета директоров ТМК и президента группы «Синара» не означает, что он перестал быть «ведущим бизнесменом» России. Однако речь в этом случае идет о критерии (g), при котором достаточно быть признанным «ведущим бизнесменом», чтобы обоснованно подпасть под санкции. Дмитрий Пумпянский подал апелляцию на решение Суда общей юрисдикции ЕС.

Вторым основанием для сохранения санкций в отношении Александра Пумпянского было применение критерия (g), дополненного Советом ЕС в июне 2023 года (РБК писал об этом подробно). Согласно этому критерию, санкции могут применяться в отношении «ведущих предпринимателей, работающих в России, и их ближайших родственников или других физических лиц, получающих от них выгоду».

Однако суд ЕС установил, что семейная связь с Дмитрием Пумпянским не является сама по себе достаточным основанием для санкций против Александра. А деловых связей через ТМК и «Синару» между отцом и сыном Пумпянскими больше не существует, так как оба они, согласно официальным данным, разорвали отношения с этими компаниями.

Программа развития РБК Pro Делегирование: как передавать задачи сотрудникам Отказывайтесь и делегируйте: на какие задачи нельзя тратить свое время Эффективное делегирование: принципы передачи задач и полномочий Как перестать быть руководителем-тираном Семь правил делегирования: как отдать задачу и не пожалеть об этом Долой микроменеджмент: как эффективно делегировать полномочия Делегировать и уйти: как избежать роковых ошибок при передаче задач Как правильно делегировать полномочия исполнителям — три способа Какие задачи финансового директора опасно делегировать подчиненным Эволюция управления: как эффективно перейти от директивы к делегированию РБК Pro: почему многозадачность мешает работать и как ей противостоять Когда, как и что делегировать: чек-лист по передаче задач Если вы многозадачны, вы неэффективны: как все исправить

Как следует из решения суда, Совет ЕС придерживался аргумента, что санкции против старшего Пумпянского при отсутствии аналогичных ограничений в отношении его сына представляют риск обхода санкций. Судьи признали, что действительно в прошлом суд ЕС создавал прецеденты (например, в решении по иску лондонского филиала иранского госбанка Bank Melli), в которых обосновывал санкции против дочерних или подконтрольных организаций тем, что их материнская структура может оказывать на них давление, чтобы те помогли обойти эффект санкционных мер. Однако в деле Пумпянского такой риск был обоснован европейским органом исключительно семейными узами, а не экономическими или финансовыми связями или наличием общих интересов, констатировал суд. «Таким образом, учитывая обстоятельства дела, <…> Совет ЕС не доказал наличие риска обхода санкций», — определил суд.

Решение суда будет важным прецедентом для тех, кто включен в европейские санкции по критерию ассоциированности с другим подсанкционным лицом, подчеркивает партнер брюссельской юрфирмы Acquis, специалист по санкциям Юрий Шумилов. Но важно понимать, что «ассоциированность» — это самостоятельный общий критерий, добавляет он. «В этом разрезе суд, в частности, подтверждает тезис о том, что наличие одной лишь семейной связи недостаточно для обоснования «ассоциированности», — сказал Шумилов.

Аналогичную аргументацию суд ЕС применил в деле Виолетты Пригожиной — матери бизнесмена Евгения Пригожина. В марте 2023 года суд отменил первичное включение ее в санкционный список, признав, что она не является владельцем компании «Конкорд менеджмент и консалтинг» (Виолетта Пригожина, однако, остается под санкциями, поскольку ЕС пересмотрел формальные основания для включения ее в список, что не было аннулировано судом). В мартовском решении суд тоже отмечал, что риск обхода санкций Пригожиным через его мать не установлен, поскольку недостаточно обосновать его только родственными связями. Но этот вердикт был вынесен еще до того, как Совет ЕС пересмотрел критерий (g), дополнив его «ближайшими родственниками».

Значение для других кейсов

Совет ЕС в обновленном критерии (g), предположительно, исходит из презумпции того, что через ближайших родственников ведущие российские бизнесмены могут обходить наложенные на них европейские санкции, указывала в августе английский юрист Антье Кунст. Согласно критерию (g) в редакции от 5 июня 2023 года, санкции «можно спокойно вводить против любого из родственников ведущих бизнесменов», считает Гландин.

Вопрос в том, будет ли европейский суд соглашаться с этой презумпцией «во множестве решений, которые Суд общей юрисдикции будет выносить в ближайшем будущем в контексте санкционного режима в отношении России», писала Кунст. Она утверждала, что суд ЕС вряд ли примет такую общую презумпцию и скорее будет поддерживать ее только в том случае, если Совет ЕС убедительно продемонстрирует «систематическую практику» передачи заблокированных активов ближайшим родственникам.

Одного элемента родства недостаточно, нужно еще второе обстоятельство — вовлеченность члена семьи в деятельность подсанкционного лица либо помощь последним в обходе санкций, подтверждает руководитель практики санкционного права и комплаенса АБ КИАП Денис Примаков, напоминая, например, про дело Алексея Мордашова, который в день включения его в санкционный список перевел долю в немецкой TUI на супругу.

Однако опрошенные специалисты полагают, что решение по делу Александра Пумпянского не станет общезначимым прецедентом, который будет теперь единообразно применяться ко всем внешне похожим кейсам.

«Европейские судебные органы достаточно осторожно подходят к каждому делу. Нужно анализировать обстоятельства каждого дела и смотреть, использовался ли данный родственник для обхода санкций», — говорит управляющий партнер юридической фирмы «Надмитов, Иванов и партнеры» Александр Надмитов.

На основе этого решения нельзя делать далеко идущих выводов относительно применения обновленного критерия (g) к родственникам бизнесменов, подтверждает Шумилов.

В настоящее время в европейском суде рассматривается ряд исков от родственников подсанкционных предпринимателей или топ-менеджеров. Среди них — Елена Тимченко (супруга Геннадия Тимченко), Гульбахор Исмаилова (сестра Алишера Усманова), Майя Токарева (дочь главы «Транснефти» Николая Токарева), Александра Мельниченко (супруга Андрея Мельниченко).

Поделиться Поделиться Вконтакте Одноклассники

Источник